04 октября 2017      17      0

Кавалергарды

Кирасы из Златоуста

«Кавалергарда век недолог» — отпечатались в памяти слова романтической песни из кинофильма. Но разве только «рыцарскую гвардию» — кавалергардов — подстерегала ранняя смерть? Ратная профессия никому не гарантировала долголетия и всё же максимальной опасности подвергались воины, прорывавшие оборону, противостоявшие главным ударам противника.

До появления бронемашин роль наступательного тарана отводилась тяжёлой кавалерии. В XVIII — XIX веках, когда ей приходилось совершать многовёрстные рейды и переходы, средневековые доспехи кавалеристам уже не годились. Наиболее уязвимые части тела защищали сравнительно легкие металлические жилеты — кирасы, введенные в русской армии в 30-х годах XVIII века и просуществовавшие как защитное вооружение с небольшим перерывом до второй половины 19-го столетия.

От доспеха произошло и название облаченных в него воинов — кирасиры (нем. Kurassir — латник). Первый в России кирасирский полк был сформирован в 1731 году. В дальнейшем количество их выросло до 16, к началу Отечественной войны 1812 года имелось 10, а после нее — 12, сведённых в три кирасирские дивизии.

В 60-е годы преобладающая часть тяжёлой конницы преобразуется в более лёгкую — уланскую. Прежний статус сохранили лишь четыре гвардейских полка: лейб — гвардии конный, кавалергардский и два кирасирских («синие» и «желтые»), покрывшие себя неувядаемой славой в сражениях под Аустерлицем, Бородино, Ватерлоо.

Между тем в Великобритании и Франции ускоренно создавалось секретное оружие — нарезные штуцеры и соответствующее «противоядие» — стальные кирасы. Получив об этом сообщение, Николай I приказал немедленно приступить к подобным работам на Сестрорецком оружейном заводе и подыскать искусного заграничного мастера. Посол в Париже рекомендовал трудившегося во Франции по контракту кирасника из знаменитого Клингенталя — Шпренгера. Иностранец согласился в течение года «показать искусство выделки кирас непроницаемых для пуль» и обучить русских мастеров, за что ему полагалась награда в 11 тысяч франков.

Сестрорецкая сталь разочаровала иноземца: изготовленные из неё кирасы насквозь прошивались пулями. В 1836 году император распорядился перевести кирасное производство на фабрику «белого оружия» в Златоуст, под присмотр неутомимого П. П. Аносова, разгадавшего тайну булата.

Аносов принял Шпренгера, выделил расторопных и смекалистых помощников, обеспечил тигельной сталью, не уступавшей английской. Скопированные Шлренгером с французских моделей, панцири испытание выдержали, но имели избыточный вес.

Аносов высказал пожелание облегчить кирасы без ухудшения качества. Однако Шпренгер, простудившись, вдруг занедужил и в январскую стужу 1838 года умер.

За короткий срок (с декабря 1836 г.) златоустовцы не успели перенять у молчаливого мастера все тонкости ремесла. Положение спас Аносов.

Он рассчитал, что суть дела вовсе не в форме кирас, абсолютизировавшейся Шпренгером и, безусловно, влиявшей на пуленепробиваемость, а в свойствах металла. Они же у превосходной аносовской стали были таковы, что уже со следующего 1837 года фабрика развернула массовое производство кирас по нарядам гвардии армии, исчислявшихся ежегодно двумя — тремя, а то и четырьмя тысячами единиц.

Технология изготовления панцирей состояла из ряда непростых операций. Вначале стальная болванка прокатывалась в слегка вогнутых валках в лист, утолщённый к середине и более тонкий по краям.

Затем нагретым до красна полотнам на штамповальном молоте придавалась форма надгрудников и наспинников разной величины.

Далее половинки рихтовались, обтачивались, закаливались в льняном масле, отпускались на воздухе.

Наконец, вчерне обработанные кирасы поступали на полигон, где их обстреливала специальная команда.
Выдержавшие удары пик и пуль панцири подлежали правке и окончательной отделке: полировке, украшению накладными звёздами и орлами — в зависимости от предназначения.

В 1847 году генерал — майор Аносов, назначенный начальником Алтайских горных заводов и Томским губернатором, покинул Златоуст. С его отъездом, полагают некоторые авторы, тигельная плавка захирела настолько, что даже для клинков понадобилась, якобы, импортная сталь.

Факты говорят о другом. Ухудшение отношений с европейскими державами заставляло не спускать глаз с крупнейших арсеналов, каковым несомненно был Златоустовский округ. Туда направлялись лучшие специалисты.

Достойным преемником Аносова стал П. М. Обухов, занявший с марта 1854 года должность управляющего оружейной фабрикой. Молодому инженеру удалось устранить недостаток аносовских тиглей — малую ёмкость и разрушение под воздействием высоких температур. Подбор огнеупорного состава, оптимальной шихты позволил Обухову увеличить размеры тигельных печей, разливать из них металл непосредственно в изложницы.

Употребление литой стали на ружейные стволы превзошло все ожидания: стволы выдерживали двойную нагрузку.

Обуховская сталь, вязкая и одновременно упругая, с цементированной поверхностью приглянулась и кирасникам. Штампованные из неё кирасы, с удовлетворением констатировали в разгар Крымской кампании члены Военно — учёного комитета, легче, но прочнее крупповских.

После командировки в Германию Павел Матвеевич разработал проект стале — пушечного производства, а через два года успешно его осуществил.

В 1860-м Златоустовская Князе — Михайловская фабрика выпустила первые отечественные стальные орудия, вызвавшие кардинальный пересмотр стратегии и тактики.

Впрочем, мелководье единственной транспортной коммуникации — реки Ай вынудило вскоре перебазировать производство тяжёлых пушек в Пермь, на судоходную Каму. А Павлу Матвеевичу поручили возглавить строительство артиллерийского завода в Петербурге, названного впоследствии Обуховским.

Неожиданная кончина Обухова помешала в полной мере раскрыться его незаурядному дарованию. «Он не успел приобрести славы русского Круппа, — писали в некрологе соратники, — но сделал всё возможное, чтобы в скором времени у нас были свои Круппы».

Замена хрупких, слабых на разрыв бронзы и чугуна легированной сталью привела к созданию нарезных винтовок и карабинов, дальнобойных орудий, обладавших скорострельностью, точностью попадания, большей убойной силой. При этом защитный эффект кирас сводился к нулю и неудивительно, что в середине 60-х годов изготовление боевых панцирей в Златоусте прекратилось. Хотя декоративные функции кирасы сохраняли ещё более полувека.

Огромное удовольствие столичной детворе, бывалым воякам, всем, неравнодушным к красивым зрелищам, доставляли весенние парады на Марсовом поле, где мимо царской четы проходили внушительной рысью конногвардейцы — на вороных, кавалергарды — на гнедых, кирасиры — на рыжих исполинах.

Сегодня, растворившуюся в дымке прошлого, молодцеватую, разряженную в яркие мундиры русскую гвардию, запечатлённую на картинах баталистов да редких фотографиях, мы ожидаем увидеть вновь.

 

 

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 
Запомнить интересный сайт



13.12.2017
1 EUR 69.2982 Руб -0.5041
1 USD 58.8370 Руб -0.3978
1 UAH 2.1663 Руб -0.0187
1 GBP 78.6062 Руб -0.6085
Свежие записи
Рубрики

© 2017 Жизнь игра · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru